post Категории: Новости  post Метки: ,

Не так давно в издательстве “АСТ” вышла книга Михаила Задорнова - “Пиар во время чумы, или Кому на Руси жить?..”. И хотя Задорнов - юморист, книжка не сказать чтобы очень смешная. Смеяться, конечно, придется. Но над собой. Над нами. Потому что Михаил Николаевич на этот раз решил пошутить о глобальном, о том, как мы всю жизнь дурим друг друга. И по-другому жить уже не можем.

Население планеты производит столько вещей и услуг, что продать их все можно только под дулом автомата. Или при помощи пиара. Причем, если ты с утра кому-то что-то отпиарил, то вечером что-то отпиарят тебе. Даже не сомневайся. Вот Михаил Задорнов уже давненько развлекается тем, что наблюдает этот круговорот пиара в природе.

В общем, когда будете читать, держите наготове валерьянку.

“Пиар во время чумы” еще расскажет вам о том, почему все стало второго сорта, о таланте и бездарности, о жизни в высшем свете, о модном российском кино и политкорректности. Ну вот, мы вам тоже чуть-чуть попиарили новую книжку. Уж извиняйте. Но она того стоит. Да и сам Задорнов к этой книжке очень серьезно относится:

- Она посвящена лицемерию, которым нас окружили торгаши и рекламщики всех мастей. В ней я попробовал разоблачить тот отпиаренный вариант, который нам подсовывают под видом нашей истории. Я хочу своей книгой показать: ребята, ну вы хотя бы потянитесь к правде. Привожу конкретные исторические примеры, что было на самом деле и как нам это представляют. От глубокой старины до наших дней.

А “Комсомолка” со своей стороны публикует, в качестве примера, пару отрывков из книги - про еду и про кино.

СВОБОДНАЯ КАРТОШКА С НЕЗАВИСИМОЙ СЕЛЕДКОЙ

Как в таких случаях у нас говорят, “за державу обидно”! Ведь исконно российская еда природная, чистая. Наше крестьянство к земле своей относилось всегда как к матушке не оскверняло ее ингредиентами химического метаболизма. Извините, удобрениями демократической цивилизации. Почему мы чураемся отечественных блюд? Да потому что они не пропиарены! А мы на пиар подсели, как на иглу. Что телевизионный останкинский шприц в нас вонзит, от того и тащимся.
К примеру, наша родная картошка в мундире… При одном воспоминании о ней у большинства начинается слюноотделение, как у собачек Павлова. Но на Западе ее не едят значит, не круто. А что круто? Картошка фри! И запивать ее надо не богатырским квасом, а ред-буллом, от которого каждый лох может почувствовать себя тореадором перед коровой-буренушкой.

В одном из ларьков на ценнике для тех, кто тупит в английском, перевели картошку фри как “свободная картошка”. Надо было еще добавить: “с независимой селедкой”.

Еще один глубинный поселок с колоритным названием Мочилы. Кафе назвали, не мудрствуя лукаво, “Мочилово”. Прямо скажем, не самое аппетитное название. И настораживает. Но мы все равно зашли дело было днем, вроде не время мочить посетителей. Официантка с отечественным металлическим ртом и западной улыбкой, по Карнеги шире плеч, бросила в меня, как в старшого, меню. С первых же строчек я начал его зачитывать вслух с выражением, как учили еще в школьной самодеятельности:

Багет чесночный, салат “Капрезе”, колбаски “Мерседес Бенц”, каре ягненка по-флорентийски!

Последнее название всех привело в восторг. Это ж надо было приехать в кафе “Мочилово” в деревне Мочилы, чтобы попробовать “каре ягненка по-флорентийски”! Но когда я дочитал до “шмельмопсов в бордюре”, тут же попросил серебрянозубую как можно скорее мне их принести, поскольку я жить не могу без шмельмопсов в бордюре.

Ради них, собственно, и ехал из Москвы в Мочилы.

Когда официантка, довольная тем, что мы восхищены их меню, принесла мне шмельмопсы, я не поверил своим глазам. Клецки! Точь-в-точь такие подавали на обед в пионерском лагере.

- Но это же клецки! - не сдержался я.

Зубометаллистка посмотрела на меня взглядом самого дорогого в мире адвоката шмельмопсов:

- Как вам не стыдно! Это шмельмопсы!

В ее глазах была искренняя обида как я мог настолько унизить шмельмопсы, обозвав их клецками?! Это же… это же все равно, что атомный реактор назвать… динамомашиной!

Сколько же за свою гастрольную жизнь я перепробовал блюд с опереточными названиями! Даже в столовых при заводах, фабриках и других производствах теперь значится не “запеканка”, а “лазанья”, не “килька” “анчоусы”! Килька для тех, кто щи лаптем хлебает. Анчоусы для избранных! Кто не хлебает, а отведывает, и не щи, а консоме, и не лаптем, а ботфортом. Хотя если к этим анчоусам приглядишься точь-в-точь выкидыши кильки. Правда, я выкидышей кильки никогда не видел. Но уверен, что они выглядят не хуже анчоусов.

На что падки лохи? На красивые непонятные иностранные слова. Паннакотта! Помню, как сам поймался на этой десертной непонятке: “Принесите мне, пожалуйста, на десерт паннакотту!”

Принесли… кисель! Молочный кисель, который мама в моем детстве подавала на ужин. Немного загустевший, как будто позавчерашний. Но ведь не напишешь в меню “кисель”. Тем более “позавчерашний”. Не цепляет. Другое дело “паннакотта”! Между киселем и паннакоттой, конечно, любой русский выберет паннакотту.

Лохи падки на непонятки!

Спагетти. Тоже красиво звучит. Даже чуть романтично. Фитуччини еще загадочнее. Хотя один-в-один наши макароны. Но кто сегодня, придя в ресторан, будет заказывать макароны жратву советского пролетариата?! А вот фитуччини, спагетти это да! Это для аристократов.

А кого сегодня может очаровать блюдо под названием лапша? Только того, кто собирается кому-то вешать ее на уши. Другое дело паста! Она даже с ушей будет свисать по-итальянски гламурно.

Один из вернейших признаков сегодняшнего элитного ресторана фуа-гра. Не путать с виагрой! Если посетитель скажет, что он любит “горячее фуа-гра”, и добавит:

“…запивать сотерном”, даже официант зауважает конкретно. Хотя “фуа-гра” это всего лишь “гусиная печень”. Но гусиная печень и сотерн не сочетаются. И вообще, что это за блюдо “гусиная печень”? Ощущение, что оно все, как гусиная кожа, в пупырышках.

Особенно потешно повсюду теперь называют самый безвкусный в мире кофе “американо”. Дитя, рожденное от соития американского общепита с итальянским пиаром. В советское время мы такой кофе называли честнее “кастрюльный”.
Однако честность и торговля несовместимы. Кто ж пойдет сегодня в ресторан, перед входом в который в меню значатся клецки, картошка в мундире, макароны, гоголь-моголь и кисель молочный позавчерашний?

Да, мы лохи! Но мы талантливые лохи! И десятка лет не прошло после развала Союза, а вместе с ним и единого на все рестораны меню от салата “Столичного” до компота с булочкой, как мы освоили карпаччо, равиоли, пенне, тарталетки, гарганзолу, рататуй, фуа-гра, сибас, буратто, спагетти… И если понадобится, всё это сможем съесть… японскими палочками!

P.S. Только наш человек может объесться, орудуя японскими палочками!

“9-я РВОТА”

Ну ладно… Земля, еда, отели, одежда это все жизнь туловища. Обиднее другое: начали пиарить мозги. Какие фильмы сегодня больше всего рекламируют? На которые без рекламы мало кто пойдет. Созданные не художниками, а торговцами от кино. Недаром сегодняшние кинодельцы называют свои фильмы продукцией. Или еще циничнее просто продуктом. Вроде как нет большой разницы между километрами кинолент и километрами сосисок. Задача этих киноповаров не повысить градус любви человечества, не увеличить в нем объем добра, а втюхать свой киношный попКОРМ и собрать бабки с попкорных лохов. Как говорят зачастую среди себе подобных, нимало не стесняясь, сами торгаши-режиссеры: “Интеллигентных людей на свете мало. На них не заработаешь. Поэтому мы свой продукт готовим для быдла”.

Есть у нас серьезные, достойные фильмы: “Остров”, “Кука”, “Полумгл”, “Дневник его жены”, “Кукушка”, “Мой осенний блюз”, “Участок”, “Громовы” и многие, многие другие… Все не перечислишь. Но к сожалению, их мало кто видел, потому что у режиссеров не хватило денег на пиар-кампанию. Не деляги они. Не киноповара.

Зато особые сборы сделали “Сволочи”, “Груз-200″, “Антикиллер”, “Ночной дозор”, “Дневной дозор”, “9-я рота”… Один мой друг, актер, не из элитных, а из порядочных, выйдя с просмотра, последний фильм назвал “9-я рвота”. А Бондарчука - “наш гламурный десантник”. Мол, от его гранатомета даже с экрана тянет французским парфюмом.

Среди пенсионеров подобные фильмы называют “переживательное кино”.

Я в своем окружении не знаю ни одного человека, кому бы эти фильмы понравились. Наверняка такие есть. Слава богу, не среди друзей. Рекордное число зрителей собрал “Самый смешной фильм”. Как заметили остроумцы, самое смешное в нем титры.
Опять-таки спасает русская народная пословица: нет худа без добра. Быдло-то оказалось не таким быдлом, как хотелось продюсерам. Извините за последнее неприличное слово. Народ наш потихоньку начал самостоятельно закрываться от подобных кинонечистот, от интеллектуальной пошлости, от гламурного мата…

Даже несмотря на усиленную рекламу и пиар-кампании, киноторгашам все сложнее завлечь “быдло” в кинотеатры своим быдловым продуктом. Уж как рекламировали “Обитаемый остров”! А что-то зрителей не особенно на него тянет. Разве это не обнадеживает? Народ умнеет на глазах. Сам, без всяких указаний сверху, расставляет плюсы с минусами на свои места. Остроумно заметил кто-то из кинокритиков: “Обитаемый остров” сделал необитаемыми кинотеатры”.



#1

Of the panoply of wbesite I’ve pored over this has the most veracity.

Аноним, 6.08.2012 - 05:22
You should have a name, right? 
Your email address, I promised I won't tell it на anyone. 
This is where you type your comments. 
Запомнить контактную информацию.